Компенсация за нарушение исключительных прав (ч. 2)

Содержание:

  1. Понятие компенсации, рассчитываемой в двукратном размере
  2. Расчёт компенсации в двукратном размере стоимости
  3. Возможность снижения компенсации

Понятие компенсации, рассчитываемой в двукратном размере

Возможность взыскания специальной (альтернативной) компенсации в размере от 10 тысяч до 5 миллионов рублей за каждый случай нарушения исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации - не единственный способ правообладателя компенсировать негативные последствия неправомерного использования такого результата или средства нарушителем. Законодатель также предусмотрел возможность расчёта указанной компенсации в размере двукратной стоимости экземпляра произведения, фонограммы или товара, или же в размере двукратной стоимости права использования средства индивидуализации или результата интеллектуальной деятельности для некоторых таких объектов в положениях статей 1301, 1311, 1515 и 1537 ГК РФ.

Фактически, данный способ представляется ничем иным, как другим вариантом расчёта специальной (альтернативной) компенсации. В подтверждение данного тезиса следует сослаться на Постановление Президиума ВАС РФ № 16449/12 по делу А40-8033/12:

(...) пунктом 4 статьи 1515 Гражданского кодекса предусматривается одна мера гражданско-правовой ответственности – компенсация, взыскиваемая вместо убытков, которая лишь рассчитывается разными способами (пункты 1 и 2 названной статьи)

Право требования указанной компенсации возникает у правообладателя в случае, если нарушено исключительное право на принадлежащий ему объект авторских или смежных прав, товарный знак или наименование место происхождения товаров. Следует заметить, что выбор подобного способа привлечения нарушителя к ответственности исключает возможность требования возмещения убытков, причинённых нарушением. Таким образом, если правообладатель по каким-либо причинам выбирает предъявление иска к нарушителю с требованием компенсации в двукратном размере стоимости экземпляра произведения, фонограммы или товара, или в размере двукратной стоимости права использования, то он лишён права взыскивать убытки или же компенсацию в размере от 10 тысяч до 5 миллионов рублей за каждый случай нарушения исключительных прав. Также согласно положениям ст. 1254 ГК РФ, право защищать свои права, в том числе и таким образом, вправе и лицензиат, обладающий исключительной лицензией. В целях удобства в данной статье будет использован один термин - "правообладатель".

В отношении объектов авторских прав возможность взыскания указанной компенсации установлена ст. 1301 ГК РФ, которая предусматривает, что вместо возмещения убытков, автор или иной правообладатель вправе требовать либо компенсации в размере от 10 тысяч до 5 миллионов рублей, либо компенсацию в "двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения". При этом, несмотря на то, что из текста нормы может показаться, что компенсация в двукратном размере стоимости экземпляра применима лишь к произведениям, на самом деле эта норма применима ко всем объектам авторских прав, в том числе и в отношении программ для ЭВМ, которые хоть и не являются произведениями, но охраняются как литературные произведения согласно п. 1 ст. 1259, ст. 1261 ГК РФ.

Этот вывод можно проиллюстрировать цитатами из Постановления ФАС СКО по делу № А32-727/2009:

Авторские права на все виды программ для ЭВМ (в том числе на операционные системы и программные комплексы), которые могут быть выражены на любом языке и в любой форме, включая исходный текст и объектный код, охраняются так же, как авторские права на произведения литературы (статья 1261 Гражданского кодекса Российской Федерации).

(...)

В качестве способа исчисления размера компенсации истец выбрал двукратный размер стоимости прав на использование произведений, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование экземпляров программ «Microsoft Windows XP Professional Rus» и «Microsoft Office 2003 Professional Rus»

Следует заметить, что суд кассационной инстанции в указанном Постановлении согласился с выводами нижестоящих судов, в том числе и касательно размера суммы компенсации, при этом в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора было отказано. Приведённый пример далеко не единичный, похожие выводы имеются также в судебных актах по делам А32-17353/2009, А53-27432/2012 и многих других.

Аналогичная норма в отношении объектов смежных прав, предусмотренная ст. 1311 ГК РФ, определяет возможность по выбору правообладателя вместо возмещения убытков взыскать компенсацию в двукратном размере стоимости экземпляров фонограммы или в двукратном размере стоимости права использования объекта смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование такого объекта.

Практика правоприменения указанной нормы полностью аналогична практике применения судами ст. 1301 ГК РФ.

В отношении товарных знаков указанную компенсацию можно взыскать в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака, согласно положениям п. 4 ст. 1515 ГК РФ.

При этом, Президиумом ВАС РФ в Постановлении № 3602/11 по делу А08-8099/2009 было разъяснено, что указанные положения применяются в том числе и в случае неправомерного использования обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком.

Кроме того, положения пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ применяются не только в отношении товаров, для индивидуализации которых было неправомерно использовано обозначение, тождественное товарному знаку или сходное до степени смешения с ним, но и при неправомерном использовании такого обозначения при выполнении работ, оказании услуг. Данная позиция выражена в Постановлении Президиума ВАС РФ по делу А42-5522/2011:

Президиум не может согласиться с позицией ответчика, который полагает, что подпункт 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса позволяет правообладателю взыскивать компенсацию в двукратном размере стоимости товаров, на которых размещен товарный знак, но не позволяет в аналогичных случаях взыскивать компенсацию в двукратном размере стоимости оказанных услуг или выполнения работы (если при оказании таких услуг (выполнении работ) незаконно использовался товарный знак).

Что касается наименования места происхождения товаров, то здесь расчёт согласно положениям ст. 1537 ГК РФ возможен лишь в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещено наименование места происхождения товара, поскольку в силу положений п. 4 ст. 1519 ГК РФ, распоряжение исключительным правом на наименование места происхождения товара не допускается. Соответственно, понятие "стоимость права использования средства индивидуализации" к наименованию места происхождения товаров применяться не может.

Расчёт компенсации в двукратном размере стоимости

В целом, теоретически, на первый взгляд, методика расчёта двукратной стоимости товаров (а равно и экземпляров произведений или фонограмм) - проста, необходимо умножить количество товаров на их стоимость, и полученную сумму умножить на два. И, казалось бы, аналогично по отношению к двукратной стоимости использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. В п. 43.4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее - Постановление 5/29) разъяснено, что:

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.

Возникает закономерный вопрос - а как же рассчитать такую компенсацию, если правообладатель заключал только договор исключительной лицензии? И можно ли при определении двукратного размера стоимости использования руководствоваться лицензионным договором, который действовал некоторое время до или после момента правонарушения, но не непосредственно в момент этого правонарушения? Ни закон, ни разъяснения монументального коллективного Постановления Пленумов ВАС РФ и ВС РФ № 5/29 не дают ответ на эти вопросы.

В качестве эталонного расчёта компенсации в размере двукратной стоимости товаров можно привести материалы дела А32-8917/2012. В рамках этого дела суды всех инстанций были единогласны при определении размера компенсации:

В данном случае истец определил размер компенсации (...) за выявленное при таможенном оформлении нарушение, исходя из двукратной стоимости товара, предложенного к продаже истцом на его веб-сайте (1665 рублей за 1 единицу), умноженной на количество товаров, являющихся предметом административного правонарушения (398 единиц), всего: 1325340 рублей.

Расчет компенсации проверен судом и признан обоснованным в размере 1325340 рублей за выявленное в рамках административного расследования правонарушение.

Важно обратить особое внимание на то обстоятельство, что истец требовал взыскания компенсации, рассчитывая её исходя из стоимости товара, предлагаемого к продаже ответчиком - 1665 рублей, а не 2990 рублей - именно такая стоимость оригинального (правомерно введённого в гражданский оборот) товара указана в решении суда первой инстанции. При этом представляется, что требования истца в случае расчёта компенсации, исходя из суммы 2990 рублей также были бы удовлетворены в полном объёме.

Но далеко не всегда всё сводится к простой математической формуле. Так, при рассмотрении дела А76-13105/2013 суды всех инстанций сошлись во мнении, что истец не доказал стоимость программных продуктов (программ для ЭВМ) на дату фиксации правонарушения. Судом первой инстанции было указано, что:

Таким образом, справочники цен на лицензионное программное обеспечение, разработанные Некоммерческим партнерством поставщиков программных продуктов по состоянию на 1 квартал 2012, сентябрь 2012 и на февраль 2013 не являются доказательством стоимости спорных программных продуктов на 10.07.2013 г., поскольку не содержат сведений о стоимости спорных программных продуктов на указанную дату, а доводы истца об установлении цен на предыдущие программные продукты на уровне цен на текущие программные продукты документально истцом не подтверждены.

При этом суд апелляционной инстанции, рассматривая апелляционную жалобу истца, дополнительно указал:

Кроме того, при анализе содержания указанных документов апелляционный суд не может сделать вывод о том, что изложенная в них информация представляет собой результат мониторинга средних действующих в соответствующий период цен на программные продукты, поскольку в справочнике предложены рекомендованные цены на программные продукты, тогда как определение стоимости конкретного товара по договору купли-продажи определяется сторонами в порядке ст. ст. 421, 424 ГК РФ по усмотрению сторон, и учитывая объективное наличие конкуренции на рынке, может быть ниже рекомендованной в справочниках.

Таким образом, мифическая "рекомендованная" кем-либо стоимость, по мнению судов, не отражает её реальной рыночной стоимости, и не может являться обоснованием для расчёта компенсации в двукратном размере стоимости товаров. При этом, очевидно, что необходимо предоставление доказательств стоимости товаров на момент совершения правонарушения (на дату фиксации такого правонарушения).

Нельзя не упомянуть известнейшее Постановление Президиума ВАС РФ № 2384/12 по делу А40-146649/10, в котором Президиум указал на то, что при расчёте компенсации в двукратном размере стоимости контрафактных товаров, необходимо учитывать, что количество товара с незаконно нанесёнными товарными знаками не увеличивается в зависимости от того, сколько товарных знаков неправомерно использовано:

С учетом изложенного маркировка (этикетка) каждой единицы ввезенной в Российскую Федерацию продукции нарушает права истца на принадлежащие ему два зависимых товарных знака одновременно, но количество контрафактного товара при этом не увеличивается вдвое.

Обществом «ТД «Виноградные вина» была ввезена на территорию Российской Федерации и введена в гражданский оборот контрафактная продукция в количестве 23247 бутылок, стоимость которых составила 1 188 008 рублей 80 копеек, поэтому, исходя из двукратной стоимости ввезенной контрафактной продукции, компенсация могла быть взыскана в сумме 2 376 017 рублей 60 копеек.

Данная позиция Президиума ВАС РФ представляется абсолютно верной и основанной на строгом толковании положений ст. 1484, 1515 ГК РФ в их совокупности.

Возможность снижения компенсации, взыскиваемой в двукратном размере

Согласно революционному Постановлению Президиума ВАС РФ № 8953/12 от 20.11.2012 по делу № А40-82533/2011, правообладатель должен быть поставлен в то имущественное положение, в котором он находился бы при правомерном использовании объекта интеллектуальной собственности. При этом, как указано в Постановлении Президиума ВАС РФ № 16449/12 по делу A40-8033/12, размер компенсации, рассчитанной в двукратном размере стоимости товаров (экземпляров произведений, фонограмм и т.п.) или стоимости использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, может также быть снижен при соответствующем обосновании:

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 27.09.2011 № 3602/11 разъяснил, что пунктом 4 статьи 1515 Гражданского кодекса предусмотрены два типа компенсации, в равной мере применимых при нарушении исключительного права на товарный знак, и правообладатель вправе сделать выбор по собственному усмотрению. При этом размер компенсации, предусмотренной подпунктом 2 пункта 4 этой статьи, ограничен пределами, установленными законодателем, признан им соразмерным последствиям правонарушения.

В развитие приведенных правовых позиций Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 20.11.2012 № 8953/12 указал, что размер компенсации за неправомерное использование объекта интеллектуальной собственности должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в имущественное положение, в котором находился бы, если бы объект интеллектуальной собственности использовался правомерно. Поэтому при определении размера компенсации следует учитывать возможность привлечения к ответственности правообладателем всех известных нарушителей его права.

И несмотря на то, что в рамках конкретного дела после направления его на новое рассмотрение, суды (первой и апелляционной инстанции на дату написания статьи) не нашли оснований для снижения размера компенсации в размере двукратной стоимости товаров, принципиальная возможность снижения компенсации, рассчитанной в двукратном размере, выраженная в Постановлении Президиума ВАС РФ - это очень существенный и важный для правоприменительной практики вывод.

Опубликовано